То кончается


А потом они снова оказались в кровати, на раскиданной постели, еще теплой и пахнущей сном. И хотя они так сильно отличались, они, как всегда, понимали, что эти отличия связывают намертво так же, как сработанная топором врубка связывает стропила с коньком, затес, который позволяет построить дом.

Цири назвала отвоеванную кобылу Кэльпи.

То кончается

Не так давно некий хоббит, задумавший было Кэльпи скрасть, убедился в этом весьма болезненно. Прекрасная работа. День действительно роскошный.

То кончается

Эта легенда, автором которой является Андреа Равикс, пылится где-то на полках в библиотеке Нимуэ… 1 Солнце протиснуло свои огненные щупальца сквозь щели в ставнях, пронизало комнату косыми, клубящимися от кружащейся пыли лучами, разлило яркие пятна по полу и покрывающим его медвежьим шкурам, слепящими розблесками заиграло на застежках пояса Йеннифэр.

Прежде чем Йеннифэр успела ответить, они услышали внизу высокий протяжный крик и свист. Геральт обернулся и, не говоря ни слова, заглянул прямо в фиолетовые глаза чародейки.

Высокий башмак со шнуровкой покоился на белой кофточке с кружевами, а белая кофточка с кружевами лежала на черной юбке. Но не проронил ни слова.

Перечень того, к чему приходилось привыкать, был, казалось, неисчерпаем. Геральт коснулся губами ее волос и осторожно спустил ночнушку с плеч чародейки. Наша помешанная дочурочка. День действительно роскошный. Второго чулка и второго башмака — со шнуровкой — нигде не было видно. Невероятно роскошный день.

И восторг. Эта легенда, автором которой является Андреа Равикс, пылится где-то на полках в библиотеке Нимуэ…. Высокий башмак со шнуровкой покоился на белой кофточке с кружевами, а белая кофточка с кружевами лежала на черной юбке.

Прекрасная работа. Геральт знал, что ночнушка находится за спинкой кровати, там, куда Йеннифэр закинула ее вчера ночью. Кобыла была чистых кровей и невероятно роскошна. Йеннифэр пошевелилась под периной, что-то пробормотала.

Прежде чем Йеннифэр успела ответить, они услышали внизу высокий протяжный крик и свист. И хотя они так сильно отличались, они, как всегда, понимали, что эти отличия связывают намертво так же, как сработанная топором врубка связывает стропила с коньком, затес, который позволяет построить дом.

Эта легенда, автором которой является Андреа Равикс, пылится где-то на полках в библиотеке Нимуэ… 1 Солнце протиснуло свои огненные щупальца сквозь щели в ставнях, пронизало комнату косыми, клубящимися от кружащейся пыли лучами, разлило яркие пятна по полу и покрывающим его медвежьим шкурам, слепящими розблесками заиграло на застежках пояса Йеннифэр.

Он встал, отворил ставни, выглянул в окно. А позже, когда об этом хотел сказать ей он, у него перехватило дыхание, а потом счастье и блаженство обрушились на них с силой свалившегося с неба камня, и вместо ненужных слов был беззвучный крик, и мир перестал для них существовать, ибо что-то кончилось, и что-то началось, и что-то продолжалось, и была тишина, тишина и покой.

Приходила пора привыкать к этому. И хотя они так сильно отличались, они, как всегда, понимали, что эти отличия связывают намертво так же, как сработанная топором врубка связывает стропила с коньком, затес, который позволяет построить дом. А потом они снова оказались в кровати, на раскиданной постели, еще теплой и пахнущей сном.

Перечень того, к чему приходилось привыкать, был, казалось, неисчерпаем. И восторг. Геральт вздохнул.

Эта легенда, автором которой является Андреа Равикс, пылится где-то на полках в библиотеке Нимуэ… 1 Солнце протиснуло свои огненные щупальца сквозь щели в ставнях, пронизало комнату косыми, клубящимися от кружащейся пыли лучами, разлило яркие пятна по полу и покрывающим его медвежьим шкурам, слепящими розблесками заиграло на застежках пояса Йеннифэр.

Не так давно некий хоббит, задумавший было Кэльпи скрасть, убедился в этом весьма болезненно. День действительно роскошный. Но не проронил ни слова.

И принялись взаимно искать друг друга и искали долго и очень терпеливо, а уверенность в том, что они, конечно же, найдут наверняка, наполняла их радостью и счастьем, и радость и счастье были во всем, что они делали. Но не проронил ни слова. Прекрасная работа.

Приходила пора привыкать к этому. Прежде чем Йеннифэр успела ответить, они услышали внизу высокий протяжный крик и свист. Йеннифэр не терпела подобных замечаний. И так же, как в первый раз, она хотела ему об этом сказать, но он прервал ее поцелуем и ласками и отнял у ее слов всякий смысл.

Йеннифэр обожала раздеваться быстро и размашисто. Один черный чулок свисал с поручня кресла, вырезанного в виде головы химеры.

Прежде чем Йеннифэр успела ответить, они услышали внизу высокий протяжный крик и свист. Так островитяне со Скеллиге именовали грозного и зловредного морского духа, порой принимавшего облик лошади. Йеннифэр встала, подошла к нему, обняла и куснула в плечо.

Геральт обернулся и, не говоря ни слова, заглянул прямо в фиолетовые глаза чародейки. Не так давно некий хоббит, задумавший было Кэльпи скрасть, убедился в этом весьма болезненно. Перечень того, к чему приходилось привыкать, был, казалось, неисчерпаем.



Сиси кэйджа 2011
Две лесбиянки на яхте
Беркова елена порно филм
Минет от красавицы он лайн
Девушка делают миньет
Читать далее...